Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Зажатый льдами ледокол все-таки плывет к пингвинам.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:03 

Однажды мы все не проснемся.
А у кого-то клюв в ежевике :3


21:52 

lock Доступ к записи ограничен

Однажды мы все не проснемся.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:55 

Однажды мы все не проснемся.
Сон начался в 9 вечера, а закончился в 11 утра.

Итак,наряду с остальными весьма милый.

Сижу я дома (даже в Солоницевке) и подходит ко мне мать со словами :"мальчиков наших украли".
И вот. Я типа собираюсь их спасать. Сажусь на диван. Беру походный портфель и начинаю оттуда доставать старые вещи. И почему-то кроме спальника и еще по мелочи, я достаю пакетов 5-7 сгнивших апельсин. Начинаю неохотно собираться в ебеня дальний путь (а то. Мальчишек же именно самалийские пираты украли,хуле). И тут звонит телефон. Беру трубку, а оттуда типа "Вот Тань, у меня же день рождения завтра, ты же приходи.ага"(Мур собсно). А я ж не могу. Я ж в Самали(или где там эти пираты то) пешком за двумя особями детского пола мужского возраста, коих я вообще не знаю. И начинаю долго и слезно объяснять почему меня не будет. При этом плачась на тему "почему именно я.Ибо я даже не успею к ним подойти, меня расстреляют".

Потом помню только какие-то отголоски сна. Звуки там..А потом это все прервал Михаил, в очередной раз звонивший пострадать в трубку.

@музыка: Ну что сказать, устроены так люди, желают знать, желают знать.желают знать что будет.

@настроение: глаза еще не умыла, а уже на столом с чашкой в которой гармонично смешалось кофе и чай.

@темы: Зловедения

22:29 

На заметку

Однажды мы все не проснемся.
Миша вгоняет меня в паранойю.

00:54 

Однажды мы все не проснемся.
Меня не сдадут в архив.

12:36 

Е.А.Кузнец "цветная жизнь"

Однажды мы все не проснемся.
Я помню детство свое в каких-то цветовых вариациях. В начале оно было бледно-желтым, перманентно-депрессивным, когда промозглой осенью меня водили в не отапливаемый детский садик, где воспитатели были слишком жестоки, а дети постоянно болели и плевались друг в друга. Потом настал темно- синий период - зимнее утро, когда ночь еще и не думает уступить свое место дневному свету, меня водили в другой детский садик, в котором хорошо кормили и пытались сделать вид, что все у них просто великолепно. Далее последовал ярко-красное, агрессивное школьное время - меня били до тех пор, пока я не оторвал одному из своих обидчиков ухо. После этого инцидента меня сразу стали уважать, и даже самая красивая девчонка в нашем классе положила на меня свой накрашенный глаз. Ярко-красные тона сменились на фиолетовые, когда я поступил на первый курс колледжа, где и превращался в железо целых четыре года. Затем, спустя некоторое время прозрачности, я, преодолев некоторые жизненные трудности, и решив несколько проблем, стал абсолютно зеленым. Это не значит, что я подался в Гринпис, или стал экологом, вовсе нет. Я просто научился дышать наоборот. Меня попросту повернуло набекрень, отчего я стал изгоем и запойным пьяницей. Пил утрами, днями, вечерами и ночами - не видел дневного света, не слышал шум дождя, не думал о будущем - я был цвета пива и вина, что меня на тот момент вполне устраивало. Мне и правда нравилось допиваться до чертиков, чтобы потом плакать в очередную жилетку "понимающего" друга или жаловаться на понос близкой подруге, которая почему- то постоянно под мои россказни стригла ногти на ногах. Так жить было проще простого, но когда-нибудь должен был наступить момент развязки, и я обрел свой истинный цвет - цвет зеркала. Зеркало было большое и висело в тусклом помещении, которое я иногда называл коридором. Там было много ненужных вещей, к стенам были прислонены трухлявые доски, когда-то служившие мне кроватью, на полу, возле двери, лежал маленький коврик, от и до обосанный соседским котом, обои были изъедены мышами - под этим безобразным слоем бумаги шипели тараканы, лишь большое настенное зеркало полностью импонировало мне. Оно отражало все мои беды и радости, печали и трезвости, провалы и надежды... Мы были близкими друзьями и полностью понимали друг друга. Как-то в субботний вечер, я пришел домой в сильном подпитии, и, спотыкнувшись в коридоре о соседские ботинки, со всего маху упал на свое любимое зеркало. Когда я очнулся уже светало. Я лежал на полу, в луже собственной крови, и абсолютно не втыкал в происходящее. Весь пол был усыпан кусками моего самого близкого друга, а левая рука была распорота по локоть - на ней застыла сонная кровь. Я с трудом поднял свое мятое тело, умылся, напился ледяной воды из под крана, и вернулся к своему мертвому товарищу. Лишь пустая коричневая рама и куча моих маленьких отражений - вот что осталось от него... Я взял веник и савок, и за 10 долгих и утомительно-похмельных минут убрал останки, завернул их в газету и выкинул в мусоропровод. На этом и закончился мой зеркальный период времени, мой самый главный период, ибо по другому я не умел и не хотел жить. Все хорошенько обдумав, я заперся в ванной, и, съев 4 пластины трамадола, улегся на пол. Вскоре меня нахлобучило, зрачки превратились в аккуратные точки, лицо приняло пепельный цвет, и меня понесло по частицам прошлого, когда сильно дул ветер, развевая мой пионерский галстук, когда все сжималось внутри от первого поцелуя Аленки, когда телефонный звонок оборвал жизнь моего дедушки, когда пьяный прохожий попросил прикурить, когда тетя Света заперла меня в чулане и грозилась держать там всю ночь, когда запойный сосед упал с пятого этажа, когда в подъезде целую неделю стоял трупный запах, когда часы пробили полночь, когда радуга взошла над небесами, когда я окунулся в детство, когда ... А позади, где-то сбоку, совершенно неприметно стояла сильная седая женщина, и с укором смотрела мне вслед. Я все понимал и очень хотел вернуться, но шаг был сделан и обратной дороги больше не существовало. Женщина повязала на голову черный платок и, прослезившись, исчезла - это была моя мать.

17:22 

Однажды мы все не проснемся.
кропот души

21:14 

Однажды мы все не проснемся.
Помню не зря пятый день ноября
И заговор пороховой.
Проходят века, но грусть и тоска
Всегда остаются со мной.

20:51 

Сатанист-наркоман

Однажды мы все не проснемся.
(где-то неделю - две назад):
Едем с Машкой в метро.О чем-то болтаем.
Я : Упаси Бог...
А т.к. я левша и немного дура перекрестилась левой.
Из дальнего угла с сидения приподнимается субъект и смотря на меня,с пониманием :
- Авэ Сатан!..
Садится назад.
Маша в осадке.
Я рядом.

***
(сегодня утром):
Иду в школу.Перехожу дорогу.На обочине стоит человек.Видимо он что-то хотел спросить,а так я иду взглядом в землю он меня окликнул.
Я медленно поднимаю глаза.
Человек отшатывается с тихим возгласом :"...наркоманка что ли..."

@темы: доу

11:40 

Е.А. Кузнецов "Моя смерть самая красивая женщина на свете"

Однажды мы все не проснемся.
Моя смерть самая красивая женщина на свете, которую я когда либо желал. Я мечтал о соприкосновении с ней в мучительных снах, когда луна всходила на небо так высоко, что лишь мутные звезды могли чувствовать ее пленительный желтый холод. С детства взрослые создавали в моей голове образ смерти как старуху с ржавой косой и дырявой полостью рта, полностью набитой сломанными осколками зубов. Минуло 20 лет и я понял что кончина моя самая что ни наесть привлекательная особа, если не сказать большего - она просто великолепна в своем темном нижнем белье, с черными как бархат глазами, и яркой белоснежной улыбкой желанной и единственной. Жена, прознав мои похоти, заревновала и начались у нас в семье скандалы и ссоры, которые доводили меня до бешенства. Хуже всего, когда женушка начинала плакать и причитать, мол, кинул я ее, и окончательно ебнулся. Я был частично согласен с ней, и поэтому меня так сильно раздражала ее правота. Как-то, во время очередной брани, я не удержался и со всего маху залепил своей милой в переносицу. Пошла густая кровь, перемешанная с соплями и чем-то сизым. Она как-то неестественно покосилась вбок, потом пошатнулась влево, и рухнула всей своей тяжестью на пол. Глаза закатились и взор остановился на стареньком холодильнике "Зил", которые не так давно отдала нам ее теща. Я еще пребывал в состоянии агрессивного психоза и посему некоторое время продолжал орать на неподвижное тело, изредка пиная его ногами. Вскоре, я понял что моя злость поутихла, и произошло нечто ужасное. Я сел на стертый моей жопой табурет, и закрыв голову руками, отключился на несколько минут. Когда я снова обрел образ самого себя, сидящего на кухне возле трупа своей возлюбленной, то меня охватил кошмар и стыд. Стыдно мне было за то, что я отдал свою жену любовнице на растерзание. Хотя ее смерть возможно не была такой прекрасной и милой, поэтому на смену стыду пришел медленный и нескончаемый ужас. Захотелось убежать и не видеть не слышать не чувствовать и больше ничего не хотеть, и мне на секунду показалось что это возможно осуществить, но одумавшись я понял, что рано или поздно меня найдут, и ежели даже докажут мою невменяемость то сидеть мне в дурке не один год... Я отодвинул бездыханное
тело, открыл дверцу холодильника, достал с нижней полочки пол бутылочки водки, выпил прямо из горлышка четверть, поставил пузырь на стол, отдышался. Надо что-то делать. Посмотрел на часы - без пяти 4... Утро, черт бы его побрал. Такого рассвета я еще не видывал - выглянул в окно - небо красно-тухлое, с элементами фекальных крапинок и сиренево-переливчатых волн. Пиздец. Стянул жгут на батарее, перемахнул две перекладины, с трудом просунул в небольшое отверстие голову - дыхание замерло, но все же я мог кое-как дышать. Дотянулся до газовой плиты, вывернул две ручки (до других не достал) на полную, вывернул руками жгут, надавил. Потемнело... Сначало онемели ноги, потом рвота стала подбираться от живота к груди и на волю, но жгут не позволил выйти блевоте наружу, она заметалась, заметалась... И вот я во власти своей любимой, она сидит верхом на мне, прижимается ко мне, я весь дрожу, я хочу ее,темнота становится естественной и даже необходимой. Я в ее власти а она в моей. Она самая красивая и сексуальная женщина, которых я только видывал. Только она полностью понимает меня и приходит на помощь, когда я нуждаюсь в ней.Я оседаю вниз, жопой
прижимаюсь к ледяному полу, выдыхаю, сплю, мертвый я.

20:11 

Однажды мы все не проснемся.
Ну вот.Как-то так.Теперь есть ещё одна нездоровая ячейка в сети.

@музыка: Амели на мели - Надо ли что-то менять

@настроение: Пасмурное

конечно не слоу

главная